У китайцев был приказ: вырезать всех

50 лет назад, в марте 1969 года, на острове Даманский, на реке Уссури у советско-китайской границы, произошел вооруженный конфликт. Китайцы пытались занять остров, а советские пограничники его удерживали. Наиболее серьезные столкновения произошли 2 и 15 марта. Погибли 58 советских солдат, 94 были ранены. В те дни советским войскам удалось отстоять остров, но в 1991 году он все же был передан Китаю.

Сам остров Даманский (или по-китайски Чженьбао дао – драгоценный остров) по площади меньше одного квадратного километра. На нем ни тогда, ни сейчас не было жилых домов.

– Почему именно на Даманском все произошло, никто не знает. Вот рядом, на Уссури, есть остров Киркинский – раза в три больше! Наверное, китайцам просто был нужен повод. Когда много бывало воды, этот островок вообще мог весь скрыться под ней, он и для нас никакой ценности не имел. Но даже если заливает его вода – то это наша вода. Наш остров, – вспоминает Михаил Булычев, председатель совета краевой общественной организации ветеранов конфликта на о. Даманском.

Советско-китайская граница тогда была определена несколькими международными договорами, последние из которых – Айгунский, подписанный в 1858-м, и Пекинский, заключенный в 1860 году. По первому граница проходила по фарватеру реки, правый берег – российский, а левый – китайский. По Пекинскому же, напротив, границей считался китайский берег реки, и выходило, что острова принадлежали СССР.

Столкновения с китайцами на острове начались в 1967 году, вспоминает Михаил Булычев.

– Я к началу конфликта заканчивал срочную службу в стрелковом взводе, который дислоцировался в Имане, ставшем потом Дальнереченском. Отношения с Китаем были напряженными с 1967 года. До нас через газеты ежедневно доходила информация о массовых нарушениях на границе. И все мы понимали, что совсем скоро будет что-то более серьезное, – рассказывает Михаил Васильевич. – Но долго никто в это проверить не мог. Ведь даже песня была с такими строчками: «русский с китайцем – братья навек». Мы столько помогли Северо-Восточному Китаю! Передали и технику, и целые заводы. Из нищей, крестьянской страны они не без нашей помощи стали такой державой! Все же шло хорошо, а тут вдруг…

«Братьями навек» стать не получилось. Советско-китайские отношения в те годы портились стремительно.

– Это потом стало известно: еще в 1968 году внешняя разведка докладывала главнокомандующему СССР, что китайские войска стягиваются к границе. Но наше командование всегда говорило: это провокация, не поддавайтесь на провокацию, – продолжает Михаил Булычев. – Лояльных Советскому Союзу крестьян вывозили вглубь страны, а сюда стягивали таких, оболваненных молодчиков – хунвейбинов, которые любое свое действие оправдывали цитатами Мао Цзэдуна. У них у каждого и книжечка была, красная такая, с цитатами.

​Хунвейбинами – «красными охранниками» – называли в то время созданные в Китае отряды оболваненных пропагандой студентов и школьников, которых власти натравливали на «внутренних и внешних врагов». Их отряды подтянули и к советско-китайской границе. Провокации с китайской стороны, говорит Булычев, стали происходить все чаще. Китайцы затапливали старые суда в фарватере – так остров получался полуостровом, причем китайским. Потом китайцы пошли на пограничников с палками.

– Сначала наши вытесняли их так, врукопашную, а потом китайцы применили палки ​– обычные деревянные дубины. Шли с ними на нас, пытаясь потеснить, побить, отогнать. Потом стали привязывать к ним цепи и шли с этим «оружием» на пограничников. А еще позже в ход пошли и ружейные приклады, которыми били кто куда.

Как рассказывает Василий Кузьмин, кандидат исторических наук, основные события на Даманском начались в ночь 2 марта, когда около 300 китайских военнослужащих нарушили границу и вошли на территорию острова. Утром 2 марта к ним присоединилось ещё 30 человек, а на китайском берегу заблаговременно были сосредоточены резервы и вооружение, в том числе противотанковые орудия, миномёты, гранатомёты и крупнокалиберные пулемёты.

Когда подошёл отряд советских пограничников, по нему сразу же был открыт огонь, а с китайского берега начался обстрел подходящей с материка группы советских военных.

По словам Александра Князева, почетного гражданина Хабаровска, ветерана Даманского и председателя городской общественной организации ветеранов того конфликта, раненых с острова выносили на руках.

– На самом острове ничего не было тогда, санчасть располагалась на материке. Лед в том марте был еще крепкий – даже танки по нему бегали. И мы тащили своих солдат на руках через реку до машин, до БТРов, до техники хоть какой-нибудь. Оттуда до заставы, где была вертолетная площадка, а оттуда вертолетом в госпиталь поселка Филино, а оттуда, если там не справлялись, – в госпиталь в Хабаровск. Если бы мы вынесли раненых вовремя, то и в живых больше бы осталось. И врачей было достаточно, но живыми китайцы никого не оставили. У китайцев был приказ – уничтожить так, чтобы никого не осталось, вырезать всех. Задача поставлена была такая: зайти на остров, выманить как можно больше пограничников и уйти: мол, китайцев и не было, чуть ли не пограничники сами себя перестреляли. А наши просто не дали им уйти. Говорят, китайцы головы отрубали. Но нет, они предпочитали отрезать еще живым раненым уши, носы, гениталии, выкалывали глаза. Добивали именно так, по-зверски, – вспоминает Александр Леонидович. – И извинений не было за эти зверства никогда, только напротив, нападки. По их мнению, это мы виноваты во всем. Это мы спровоцировали стрельбу, это мы все устроили.

Китайская пропаганда настаивала на том, что конфликт развязали советские пограничники. В изобилии появлялись агитплакаты, призывавшие бороться с советскими захватчиками. В России проходили митинги под лозунгами «Позор китайским провокаторам». В СССР все были поражены предательством «дружественного» коммунистического Китая.

– Советское правительство направило властям Китая ноту протеста, но те заявили об имеющихся территориальных притязаниях, а 3 марта было осаждено советское посольство в Пекине. В китайской прессе вина за столкновение взваливалась на Советский Союз, – рассказывает историк Василий Кузьмин.

В памятном альбоме, собранном Александром Князевым и хранящимся в военно-историческом музее Восточного военного округа, собраны все фотографии погибших. Большинство из них – молодые парни 19–20 лет, которые проходили на острове срочную службу.

«Прошу исполнить мою просьбу, направить в район действия Иманского отряда, так как я хочу заменить своих боевых товарищей по оружию, погибших от руки китайских провокаторов», – писали рапорты, хранящиеся сейчас в Военно-историческом музее ВВО, военнослужащие соседних частей.

Решение направить подкрепление приняло и командование, но даже после этого ситуацию на Даманском иначе как конфликтом не называли.

– Понятно, что не хотели военных действий. Ведь если бы советская армия вступила раньше, то все – война. А так получалось, раз пограничники справляются, то это просто конфликт, – считает Михаил Булычев.

Вместе с хунвейбинами против советских военных и пограничников вышли и созданные в Китае сельскохозяйственные дивизии.

– Профессиональных пограничников у Китая тогда не было. А эти сельхоздивизии – это что-то вроде наших казаков. Они и работящие, и хозяйство у них крепкое, а как только приказ – все, идут защищать. И сюда, на Даманский, направили неграмотных, вечно притесняемых, озлобленных китайцев, – вспоминает Михаил Булычев. – Именно из-за этого они и творили на острове просто шокирующие нас зверства. Мы-то о таком знали только по фильмам о Великой Отечественной, об ужасах фашизма, концлагерей. А тут вот оно, перед нами… У всех наших погибших в заключениях о смерти было написано: «ранение в ногу, добит штыком, выстрелом в глаз». Но не командование же китайским солдатам поставило задачу так добивать? Эти зверства, кстати, китайская сторона так и не признала, никогда даже вопрос об этом не стоял.

Очередную попытку занять остров китайцы предприняли 14 марта. Перешедшая границу группа была обстреляна советскими пограничниками, после чего сразу отступила. Однако как только пограничники вернулись на материк, китайские военные вновь начали занимать остров. И вновь советские солдаты вытеснили их и на этот раз остались на острове.

Основные события развернулись 15 марта, рассказывает Василий Кузьмин. Утром китайская артиллерия обстреляла советские позиции на острове, после чего началось наступление пехоты. Остров обороняла группа в составе 45 человек и четырех бронетранспортёров. Им противостояла группировка из 400–500 китайцев. Два советских БТРа было подбито, и несмотря на подкрепление из четырёх танков Т-62 (один из них тоже подбили), советские пограничники, израсходовав весь боезапас, были вынуждены отступить.

После отступления командиры решили изменить тактику. Вначале китайские части были обстреляны из реактивных систем залпового огня БМ-21 «Град». Уничтожив таким образом значительную часть техники и живой силы противника, советская сторона перешла в наступление. Мотострелки и пограничники выбили китайцев с занятых позиций, а после отразили ещё три новых атаки.

На сам остров, вспоминает Прокопий Губкин, сержант артиллерийской разведки, «ходили только пограничники». Задача подкрепления на материке состояла именно в том, чтобы помочь.

– Сначала нас было всего три роты на заставу, – рассказывает Михаил Булычев. – Мы не могли потеснить китайских солдат. А потом от «Градов» китайцы понесли мощные потери, и все. Конечно, если бы раньше было принято волевое решение руководства страны о подкреплении, то гораздо меньше пограничников погибло бы. Тактика времен Великой Отечественной в то время уже не помогла. Но впоследствии руководство СССР извлекло урок Даманского: в подобном конфликте на границе с Казахстаном с первых дней нарушений было применено мощнейшее оружие. Приказ был – защищать родину. Мы ведь и присягу давали – ни пяди нашей земли не отдавать. И потом, в 1991 году, стало обидно, конечно, когда отдали остров Китаю. Пусть бы другой кусочек территории отдали, а не этот остров, политый кровью. Конечно, мы подружились с Китаем, выросли новые поколения. Да и сейчас мы не с претензией вспоминаем, а ради памяти тех ребят, которые стали разменной монетой политиков. Дай бог, что закончилось так, что Россия помирилась с Китаем.

– Потери советской стороны за время всего конфликта составили 58 человек убитыми и умершими от ран. Ранения получили 94 человека. Китайская сторона, разумеется, держит сведения о потерях в секрете. По мнению экспертов, потери китайцев составляют от 100 до 300 человек. Чтобы не обострять конфликт, советская сторона отвела войска на свой берег. Но и КНР не стала занимать опустевшую территорию. Пришло время переговорам, – рассказывает Василий Кузьмин. – 11 сентября 1969 года между СССР и КНР была достигнута договорённость, что стороны прекращают враждебные акции, а войска остаются на заданных позициях, не выходя на остров Даманский. А в октябре этого же года стороны приняли решение о необходимости пересмотра советско-китайской границы. Но итоговое решение было принято намного позже. Только в 1991 году остров Даманский отошёл к КНР, а лидер государства Михаил Сергеевич Горбачёв подписал договор, в результате которого граница устанавливалась по середине фарватера Амура. Так была поставлена точка в конфликте на Даманском.

Но территориальные притязания и возможности для потенциальных конфликтов никуда не исчезли, считает участник Даманского конфликта, историк и китаевед Анатолий Жуков.

– Я и сам жил некоторое время в Китае и заметил, что китайцы среднего возраста к нам положительно относятся, многие даже по-русски хорошо говорят. А вот молодежь на нас смотрит с неприязнью. Россию многие китайцы до сих пор считают оккупантом, а территорию до Охотского моря на север и до Байкала на запад считают своей. Я и сам косвенно принимал участие в Даманском конфликте: служил в то время в Приморье, в бухте Посьет. И могу однозначно сказать: если тогда у нас была оснащенная армия, было вооружение, то сейчас этого ничего нет. А у Китая одна военная часть в ближайшей к Хабаровскому краю провинции Хейлунцзян больше по численности, чем весь Хабаровск. Если раньше в армии по три года служили, то новая, годичная армия – уже не той профессиональной подготовки. Поэтому да, настроения у многих в регионе упаднические. И если Китай захочет, то нас просто сметет, – рассуждает Анатолий Жуков.

Сейчас на Даманском – хорошо укрепленный мощным булыжником берег, несколько обелисков, хороший музей, посвященные Даманскому конфликту. Китайцы чтут своих героев, и в этом музее, по информации Александра Князева, новобранцы китайской армии принимают присягу. Российские ветераны конфликта ездили на остров в 2009 году, в 40-летие конфликта, но в обычные дни туристов из России на остров не пускают.

– Китайцы нас тогда везде повозили. По реке с их стороны носятся мощные катера с туристами, они с катеров машут приветливо. Китайцы свободно по реке ездят, отдыхают. А с нашей стороны колючая проволока в три ряда и запретная зона. В Китае не зря шутка была: мол, зачем нам пограничники, если есть российские, – рассказывает Михаил Булычев.

Благодаря усилиям ветеранов в Хабаровске три средние школы получили имена героев-даманцев. В Дальнереченске в 2012 году открыли мемориал на месте братской могилы, организовали перезахоронения погибших пограничников. Но на официальном уровне о Даманском конфликте в России вспоминать не любят.

В этом году 50-летний юбилей событий на Даманском отметили в Хабаровском крае скромно: концертом в солдатском клубе, возложением венков у Вечного огня. Уже второй год, рассказывает Александр Князев, организовать памятные мероприятия становится в Хабаровске все сложнее.

– Наше руководство просто не разрешает проводить более-менее массово, так как китайцы нас кормят, одевают, поддерживают нас против Америки. Вроде как союз, получается. Хотя вряд ли это что-то хорошее, – считает Александр Князев. – Я один раз тоже вопрос задавал: может, нам и 9 мая не отмечать? Вдруг немцы обидятся и не поддержат «Северный поток – 2»? Давайте отменим 9 мая! И это уже второй год идет. До этого всегда нормально могли отметить, помянуть. Пусть не так громко, как на 9 мая, но можно было разговаривать по-человечески, мы и сейчас пытаемся по-человечески разговаривать с молодежью, друг с другом. И погранцы, и артиллеристы, и разведчики – все собираемся вместе. И наше дело сохранить все это, сделать так, чтобы это никогда больше не произошло. Ведь почему-то никто не говорит о том, что на Даманском мы не допустили тогда третьей мировой войны, именно мы не дали этому ход, успокоили китайцев. К слову, китайцы не стесняясь празднуют свое «9 мая» – у них 11 сентября, когда начались переговоры об островах, считается днем победы над СССР на острове Даманском. А нам даже помянуть своих не разрешают.

У Михаила Булычева по этому поводу свои наблюдения.

– Сейчас уже новое поколение выросло. Мы ходим в школы, рассказываем им о том, что было. Вот буквально вчера я был в железнодорожном техникуме. Надел и ордена, и медали. А на вахте сидит мужик – средних лет, уже не молодой, и спрашивает меня. «А где это было: Афганистан или Сирия?» Я ему – какая Сирия? То есть он вообще не врубается! И наша задача, чтобы, пока мы живы, не забывали историю, политую кровью.